Ахи — страхи

Это надо ж было завести разговор в такое время ! И вокруг никого. Лепота право. На весь отдыхающий частный сектор, всего то мужичок в милицейской форме, столь редко вставляющий ключ в дверной замок. Мы даже не ведали оставался ли он на ночь? Между нами был ещё домик, красного или жёлтого цвета, пустой. Народ копошился лишь в главном корпусе. В большом главном корпусе, состоящем из пяти, а может даже, шести этажей. Но все они были не близко, что бесконечно нас радовало, взращивая внутри щемящее чувство свободы. Ну представьте : отдельная лесная территория от основного центрального яруса, окружённая двумя десятками малогабаритных деревянных построек, с комнаткой, внутри которой две кровати, шкаф, стол и пара тумбочек. Вполне себе каморка неприхотливого туриста постсоветских времён, жаждущих провести свой краткосрочный (или долгосрочный) досуг дикарём, на природе. Бывало, что желающих такого досуга набивалось до основания, и в ярких домишках с двумя кроватями вмещалось, как минимум человек пять шумного, пьяного отряда. Только это всё больше под выходные, когда народ, планируя шашлыки и рыбалку большими компаниями захватывали эту часть базы отдыха буквально за раз. Но теперь, в конце лета, вся безымянная тишь данного уголка, будто отстраняла любое присутствие человеческого духа. Редкое и словно какое-то сиплое пение птиц, частые ночные ливни, что уже качественно добавляли прохладу и устойчивую сырость в кустовых низинах.  — Как ты думаешь, зачем он сюда приходит? — заприметив посетителя в милицейской форме начал муж.  — Может он тут прячет кого ? — я навострилась.  — Труп, например, — не унимался он, откупоривая бутылку » Сангрии». Уже начинало темнеть, верней, темнеть начинало в лесу, где мы торжествуя единение и покинутость, вовсю кормили комаров на скамейке.- Это ладно, — решил он всё же продолжить, — А что, если он прячет труп в нашем домике, пока нас не было ( мы ездили в город ), под кроватью, двери то, пфф..- хмыкнул он, — на соплях, пни ногой и откроются. Мой взгляд метнулся на дверь. В потёмках я насчитала несколько рассохшихся дыр над замком. После того дом внутри я изучила основательно. Кровати, сдвинутые к стене, образовали глубокий тёмный вакуум, под которыми кроме пыли и паутин не прельщало что-либо разглядывать, о чём в последствии я страшно жалела, но было поздно. Перед сном муж так же счёл нужным напомнить, чем занимается странный человек в форме в лесу, и что преимуществ к доверию у него в этом плане предостаточно. Спустя несколько минут он уже спал, мирно посапывая в мою макушку. Я не спала. Мне слышались шаги и будто шёпот или шорох за дверью. Покрываясь холодным потом от страха я сглатывала слюну. Казалось, весь лес слышит, как я это делаю. Пытаясь закрыть глаза, я вздрагивала и снова таращилась в темноту, когда что-то резкое приземлилось на крышу. Снова сглотнув слюну, где-то за перепонками непрерывно ухало сердце, я вспомнила про возможно спрятанный труп под кроватью. Затем, меня словно осенило. А что, если там не труп, не труп, вашу мать, а живой, очень даже живой человек, зачем-то ( понятное дело зачем) проник сюда в наше отсутствие. Стало совсем страшно. Мгновенно я отстранилась от края кровати, поддав задом ни о чём не подозревающего мужа. О, как завидовала, и вместе с тем, как злилась я на него той ночью, чуть только натыкалась на его мертвецки спящую физиономию. С рассветом пропел хрипатый петух из деревни неподалёку и тусклая полоска света проникла в приоткрытое окно над дверью. Успокоившись я вздохнула, словно передала дежурную смену кому-то ещё и, наконец, уснула.

Leave a Comment