Когда мы будем иметь другие роли

Мы не подвластны времени  и обстоятельствам, и нет у нас возможности быть равными. ..                                                                                                                                                                                                                                                            Между прочим я давно замечала, как прекрасен дождливый вечер в октябре. Теперь я чувствую его целиком — в общей гамме. Вся полнота этого явления окутана мной, я пребываю в спокойствии и радости. Какой старый дом. Серый и безобразный. Высокий. Бесконечная череда окон, их такое множество, как мне найти тебя ? Дождь лупит по стёклам, по балконным выступам. Буду пробовать наработанные методы и пусть это займёт дольше времени. Я приблизилась к дому, силясь представить твоё утро, наполненное суетой и горьким чаем. Какое оно — твоё утро ? Руководствоваться лучше всего первоначальными мыслями и я интуитивно проникла в то окно, что было слегка распахнуто ветром. Папаша ругает сына за грязные штаны, так отчитывает, малой чуть не плачет. Руками разводит, срывается на крик. Наконец успокоился, сел в кресло. Обогнув коридор и кухню, я оказалась в спальне. Мне нужно тикать отсюда, я промахнулась. Следующее окно с противоположной стороны дома, обрамлённое длинными белыми занавесками. Звучит прекрасная музыка, почему я не слышала её раньше? Виолончель? Скрипка?. Замерев у самого порога я ловила  каждую ноту, будто пытаясь проиграть эту мелодию в самой себе. Я бы танцевала, крутилась по комнате, я бы порхала, как бабочка, с лёгкостью и свободой в сердце. Старый патефон стоял на комоде, а маленькая старушка в вязанном кардигане с улыбкой разглядывала аккуратно сложенные стопкой фотографии в белой, пошарпанной коробочке. Одинокая. И непременно кого-то ждёт. Да и пусть это было бы настырно с моей стороны, но я решилась снова осмотреть дом. Я хочу тебя найти! Сотни окон вопрошали о мотивах, сути моих стараний. Они пронзали своими тускло — мигающими огнями, что на мгновение я стала сомневаться в перспективе моих желаний. Второй подъезд, пятый этаж. На подоконнике пачка начатых сигарет. Ты куришь Kent ?! Почти измятая, сырая. Верно, ты попал под дождь. И приготовил ужин. Один или ждёшь кого ? Отхлёбывая пиво ставишь банку на стол. Закуриваешь. Что ж, я здесь, и проведу  этот вечер с тобой. Я села, по хозяйски откинувшись назад. Наблюдаю, как ты куришь, сбрасываешь пепел и отвечаешь на телефонные звонки; срываешься, идёшь в комнату, чтоб достать из карманов джинс мятый листок с номером телефона, диктуешь его в трубку, а потом уставший и серый, устраиваешься напротив меня и начинаешь есть. Ставишь рядом недопитое пиво, устремляя свой взгляд в пустоту. И ты думаешь об отдыхе и о том, что что-то главное теряешь в этой спешке — погоне за счастьем. Ты пока ещё не в силах признать свой истинный путь и мечешься, являясь добычей обманного разума. Я смотрю в твои глаза, потухшие и сонные. С пяти утра на ногах: питаешься на бегу, в дороге, дешёвых забегаловках.  Нет времени остановиться, вдохнуть, а может выдохнуть наконец, забросить всё, умчаться на другой конец света, скинуть строгие рубашки, старательно отрегулированные деловые маски, городской жаргон… Не достаточно денег, да ? Думаешь, ещё успеешь ? В дверь позвонили. Запрокидываешь последний глоток, дожёвываешь и спешишь открывать. На пороге твои друзья, приглашают составить компанию в недавно открывшемся клубе неподалёку, но ты отказываешь. Ты настолько вымотан и забит, что радуют лишь кратковременные моменты одиночества. Как ты жил всё это время ? Я никогда не бывала здесь. Стол, компьютер, кровать, чашка с коричневым ободком внутри, недопитый чай с завтрака, шкаф с одеждой, журналы, книги — очень самодостаточно! А как насчёт туристического путеводителя или абонемента в бассейн ? Палатки, надувной лодки ? Здесь вполне найдётся место для какого-нибудь невинного хобби. В ванной шумит вода. Я замерла у двери, а потом, улыбаясь принимаю решение войти. Не одна девушка не отказалась бы от такого. Наблюдая столь интимный процесс очень хотелось дотронуться до тебя, желание было настолько сильным, что я выходила несколько раз и заходила вновь, а после, когда вода в кране исчезла и ванна наконец наполнилась тишиной, я машинально потянулась  за полотенцем, чтоб передать его тебе. Я совершенно забылась и рассмеявшись про себя вышла вон. Опять садишься курить. Ставишь пепельницу рядом, какая — то игра в телефоне, греешь чайник, трёшь глаза, зеваешь. Ты звонишь сотруднику, обговаривая последовательность рабочего дня на завтра. Разговор затягивается. Ты скучаешь. Убивая время листаешь картинки в телефоне. Фотографии девушек, девушек, девушек…о, боже! Я разворачиваюсь, отхожу к окну. Глухая осенняя ночь на пороге конечного пути. Двор погружен в дождливую меланхолию. Нескончаемый поток времени — вершение правосудия и судеб, кармических долгов и отречений, рождения и неминуемой смерти. Все эти формы так трагично близки нам, так бесконечно необходимы. Деревья избавляются от лишней влаги, отмерших листьев; ветер заботливо снимает их с веток, роняет в лужи. Этот мир гармоничен, как сама суть творения, как глубинная основа существования, и лишь мы в ней остаёмся не гармоничны и глупы в своих суждениях… Я безропотно покинула кухню, вернулась в комнату. Времени совсем мало. Твоя одежда покоится на стуле, ты сел, промяв разобранную для сна кровать и закидывая ноги накрылся одеялом. Несколько минут, почти не моргая смотрел в потолок и думал. Затем, сглотнув слюну вздохнул еле слышно, повернулся на бок. Я легла рядом. Невыносимая боль пронзала всю мою сущность. От невозможности… от невозможности всего, что мы когда-то с тобой напридумывали и невозможности стать для тебя кем-то, чуть более важной. Ты будешь вспоминая меня сжимать кулаки от безысходности, обхватывать голову руками и много раз стараться переиграть последовательность того решения, что может быть могло  привести к другим результатам. Ну, что теперь… Я с жадностью рассматриваю твоё спящее лицо, целуя взглядом каждую мимическую складочку на щеке. Прощаясь, я медленно  вынуждена подняться, оставляя тебя  видеть сны до самого рассвета, в это сером, безобразном доме второго подъезда, пятого этажа. Встретимся в другой жизни, где мы будем иметь другие роли. С лёгкостью преодолевая расстояния, я быстро удалялась прочь.                                                                                                                                          июнь2013

Leave a Comment